Культурно-просветительский портал
              философии саморазвития "Dancing Star"
Понедельник
29.05.2017
17:21
Приветствую Вас Гость | RSS Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Меню сайта

Категории раздела
Полезные материалы для саморазвития [0]
Научные публикации автора [3]
В данном разделе содержатся научные публикации разных лет, выходившие в журналах различного уровня (не рецензируемых).

Наш опрос
Ваше вероисповедание
Всего ответов: 28

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Наши статьи и заметки » Научные публикации автора

Бекарюков М.В. "Специфика и основные особенности эзотерической реальности"
Согласно определению, предложенному С.В. Пахомовым: «эзотеризм – это комплекс специфических интерпретаций реальности, претендующих на тайный характер и подтверждающийся особыми психодуховными практиками» [Пахомов 2008, 11]. Другими словами, эзотеризм является механизмом конструирования субъективной реальности особого вида, которую можно назвать эзотерической. Эзотерическая реальность представляет собой  альтернативную Картину Мира, рядоположную «науке и онтологическим подсистемам религиозных учений (и то, и другое, и третье – объясняющие онтологические комплексы) ... Все они суть системы реализации ядерных онтологических построений, формирующие свои миры, внутри которых существующие картины мира являются (локально) истинными» [Копылов 2001, 72]. 
В рамках данной статьи мы попытаемся рассмотреть специфику эзотерической реальности и выделить её основные особенности.
Первоначальное построение эзотерической реальности очень напоминает игру. Иногда это действительно игра, как например игра в рыцарей в эпоху «Осени Средневековья», описанная Й. Хёйзингой [Хёйзинга 2002]. Но, несмотря на игровую, карнавальную форму действия это не совсем обычная игра, сами участники называли ее ludum serium — «серьезная игра». Она выделяется среди обычных развлечений серьезностью сюжета: «В нашем мире не хватает подлинного рыцарства, подлинной рыцарственности, поэтому будем играть в них, утверждая рыцарскую честь, рыцарскую верность, рыцарскую любовь, рыцарский подвиг — и тем самым возродим все это» [Харитонович 2003, 265].
Игра не является специфически присущей только лишь эзотерическим группам, Й. Хёйзинга [1992, 61] говорит о том, что любая культура возникает в форме игры, она первоначально разыгрывается. Такая игра является своеобразной попыткой восстановления утерянных идеалов, путем конструирования альтернативной, игровой реальности, где эти идеалы являются релевантными. Эта реальность выделяется из обыденной жизни местом действия, продолжительностью и изолированностью. Она разыгрывается в определенных рамках пространства и времени, а ее течение и смысл заключаются в ней самой [Хёйзинга 1992, 20]. Игроки подчиняются единым общим правилам, «прописанным» для каждой роли, вхождение в такую реальность, как правило, осуществляется путем посвящения.
Как отмечают П. Бергер и Т. Лукман, пока конструируемая реальность только создаётся и поддерживается лишь во взаимодействии акторов, участвующих в её создании, её объективность остается незначительной, легко изменяемой, почти игровой, но все меняется в процессе передачи новому поколению (или третьим лицам, не участвовавшим в создании этой реальности), для которого эта реальность является внешней, объективной реальностью. С включением новых членов  объективность сконструированного мира «увеличивается» и «укрепляется» не только для них, но и (благодаря зеркальному эффекту) для тех, кто участвовал в его создании, он теряет свое игровое качество и становится «серьезным» (Курсив мой – М.Б.) [Бергер, Лукман 1995, 99]. Следовательно, такая «серьезная игра» может привести к созданию полноценного социального института.
По большому счету, эзотерическая реальность конструируется аналогично с другими субъективными реальностями, в соответствии с принципами, описанными П. Бергером и Т. Лукманом [Бергер, Лукман 1995], однако игровой момент здесь выражен гораздо ярче, в результате использования различных ритуалов, посвятительных церемоний и мистериальных действий.
Неофит, присоединившийся к эзотерической группе и прошедший посвящение, постепенно начинает мыслить и смотреть на мир в соответствии с её установками и ценностями, разделяемыми всеми членами группы. Усвоенные им установки и ценности определяются особенностями эзотерической реальности.
Далее мы попробуем рассмотреть основные особенности этой реальности. Однако следует помнить, что «эзотерическая реальность» будет рассматриваться нами здесь в обобщенном виде – как некий идеальный объект, поскольку каждая эпоха и каждая эзотерическая организация имеют свои отличительные особенности. Мы рассмотрим лишь общие черты, присущие большинству эзотерических учений. Яркость проявления данных особенностей зависит от социокультурных условий, в которых существует эзотерическая группа и от того насколько сильны в обществе и в сознании адептов религиозные и научные установки.
Важной особенностью эзотерической реальности является ее синкретизм. Эзотерическая Картина Мира очень пластична и открыта к включению нового материала: научных открытий, религиозных представлений философских идей и концепций других эзотерических доктрин. Эзотерика Эпохи Возрождения и периода Реформации была тесно связана с официальными религиозными представлениями [Йейтс 2000], а её адепты зачастую сочетали в себе приверженность церкви и оккультным наукам. Таким адептом, например,  был Парацельс, принадлежавший к узкому кругу людей, у которых – по меткому выражению К.Г. Юнга – «интеллект находится в одном ящике стола, а душа – в другом, так что они могут интеллектуально смело размышлять, никогда не впадая в опасность столкнуться со своей чувственной верой» [Юнг 2005, 351]. Позднее, с ослабеванием церкви и кризисом религии эзотерические группы спокойно обособились от религиозных представлений и стали сближаться с естественнонаучными дисциплинами, включая в себя понятия и методы научного дискурса. С началом Нового времени эзотерические доктрины часто стали приобретать вид псевдонауки, поскольку их адепты стали объявлять свои учения научными дисциплинами, направленными на изучение духовной реальности.
Эзотерические доктрины переживают постоянное переосмысление в свете научных открытий и других социокультурных изменений. Научные открытия, опровергающие те или иные эзотерические идеи, как правило, приводят к их кризису и служат стимулом к их трансформации, но не уничтожают эти идеи совсем. Так, например, после того как Роберт Бойль в своей работе «Химик скептик» доказал химическую неизменность элементов, алхимия переживала период упадка, но с появлением розенкрейцеров она переживает новое возрождение посредством переосмысления процесса Великого Делания. Розенкрейцерами он стал пониматься не как процесс превращения неблагородных металлов в золото, а как процесс внутренней трансформации адепта [Харитонович 2003].
В качестве другого примера, можно указать на историю толкования карт Таро, первое упоминание о которых относится к XIV веку. Первоначально эти карты использовались для игры и, вероятно, чтобы учить неграмотных людей читать и писать [Цицеро, Цицеро 2004, 8]. Позднее их стали использовать для предсказаний и появилась теория их египетского происхождения, граф Курт де Гебелин считал, что Таро связаны с древнеегипетской «Книгой Тота» (или даже являются ей). В XVII в. оккультист по имени Эттейла издает ряд книг о Таро написанных под влиянием идей де Гебелина.  Но в начале XIX в. понимание Таро меняется. Элифас Леви (Альфонс Луи Констант) выдвигает гипотезу о связи карт с каббалой (Старших арканов Таро 22, так же как и букв в еврейском алфавите). С тех пор значения карт стали толковать сквозь призму каббалистического учения, а впоследствии, с развитием Египтологии, большинство эзотериков отказалось от теории египетского происхождения карт. Однако, несмотря на это, идея египетского происхождения Таро продолжала вдохновлять многих оккультистов, среди которых можно упомянуть А. Кроули, написавшего собственную «Книгу Тота» [Мастер Терион 2006].
Другой важной чертой эзотерической реальности, является наличие большого количества идейных противоречий. Эти противоречия могут существовать бок о бок достаточно долгое время, например, известно, что Папюс (Ж. Анкосс) был посвящен в орден «Золотого Рассвета» в Париже [Хоув 2008, 605], но, несмотря на это сохранял свои представления о каббале и Таро, отличные от тех, что были в ордене. Такие противоречия могут мирно сосуществовать даже в сознании одного человека, например Элифас Леви заявлял о том, что не верит в возможность возвращения на землю душ умерших и в общение с ними [Кинг 1999, 44], что однако не помешало ему проводить магическую церемонию в ходе которой он пытался вызвать духа Аполлония Тианского. По заверению самого Леви, это ему удалось, правда он не был уверен в том, что явившийся ему дух был Аполлонием Тианским [Леви 2004, 122 – 125]. У нас есть все основания полагать, что Леви не придумал эту историю, поскольку ее описание в «Учении и Ритуале» резко меняет стиль повествования, это отмечает так же и Р. Кавендиш [Кавендиш 2006, 37]. Следовательно, сам Леви считал этот магический опыт истинным, но тем не менее это событие не помешало ему по-прежнему сомневаться в возможности общения с духами умерших.
Вышеназванные особенности эзотерической реальности, по всей видимости, является следствием особого типа мышления, используемого эзотериками, которое по своей сути является диалектичным и синкретичным. Оно не замечает противоречий и не стремится их устранить, а наоборот объединяет их в единую стройную систему. Вслед за М. Элиаде этот тип мышления можно условно назвать «мифологическим» [Элиаде 1998] или «архаическим» [Федоров 2009].
Еще одной важной особенностью эзотерической реальности является ее механистическое представление о духовной реальности. Эзотерики верят, что духовный мир подчиняется определенному набору законов, зная которые можно управлять своей судьбой и духами, населяющими этот мир. Такое представление о мире позволяет адептам достигать чувства онтологической безопасности, объясняя и опривычивая для себя наиболее хаотичные и неизвестные области реальности, делая их понятными и объяснимыми, а кроме того и подвластными самому адепту. В таких представлениях мы можем наблюдать обезличивание духов и Бога. Оно происходит потому, что идея Личного Бога (Бога как личности) и духов не вписывается в механистическую Картину Мира, если Бог обладает волей, значит, он может вмешиваться в ход вещей вопреки установленным законам, поэтому он либо низводится до уровня безличного Абсолюта, либо вытесняется в трансцендентную, полностью непознаваемую сферу. Для примера здесь можно указать на представления о Боге в «Христианской каббале», где Бог остается непознаваемым – Эйн Соф, а его проявления в мире – Сефирот – являются безличными силами, которые обладают определенными свойствами и подчиняются космическим законам. Вот, например, что об этом говорит Э. Леви: «Когда… я буду пользоваться освященными временем словами: Бог, Небо, ад, – да будет раз навсегда известно, что я столь же далек от смысла, придаваемого этим словам профанами, как посвящение – от вульгарной мысли. Для меня Бог – Азот мудрецов, действующий и конечный принцип великого дела» [Леви 2004, 23]. Представления о Боге и о духах со временем претерпевают изменения, но стремление к их обезличиванию остается. Некоторые эзотерики, к числу которых принадлежит и известный маг и психолог И. Регардье, объявляют духов субъективными подсознательными свойствами человеческой психики. По мнению Регарди: «Разумное объяснение возникновения вследствие вызывания могучих способностей и реальность вызываемых духов легко объяснимы, если хотя бы ненадолго взглянуть на феномены патологической психологии.… Дух в данном случае вполне уместно уподобить идее-содержанию или подсознательной мысли-содержанию, действующей невидимо, неслышно, не имеющей формы в темной бездне разума. Заставляя их проявиться в видимой форме, под действием воображения, игра которого стимулируется чудесным процессом вызывания, маг получает способность подчинить себе орды таившихся и бесконтрольных, по сути, мыслей, страстей и воспоминаний, упорядочивая их в виде иерархии духов, присваивать себе, своей Воле все богатство их необычайных знаний и сил» [Регардье 2003, 320 – 321].
Ещё одним отличием эзотерической реальности, является возвышение фигуры человека во вселенной, вплоть до его обожествления. Человек в таком мире занимает особое положение, он является маленькой копией Вселенной – Микрокосмом. Именно в силу такого подобия человек может влиять на мир и изменять его [Кавендиш 2006, 6 – 7]. Наиболее ярко возвышение фигуры человека мы можем наблюдать в учении Алистера Кроули, важнейшими принципами которого являются следующие идеи: «Нет бога кроме человека» [Кроули 2006, 244] и «Каждый мужчина и каждая женщина — это звезда» [Книга Закона I:3] понимание которых не ограничивается их буквальным смыслом и наряду с другими постулатами Книги Закона составляет основу всей философии Кроули.
В результате того, что человеку отводится важное место в мироздании, ключевую роль в эзотерике, особенно в магии, начинает играть представление о могуществе человеческой воли, которая и является тем инструментом, с помощью которого адепт может влиять на окружающий мир. Кроули даже определяет магию как Науку и Искусство вызывать Перемены в соответствии с Волей [Кроули 2009, 38]. На развитие воли направлено большое количество психотехник используемых эзотериками.
В связи с механистическим представлением о мироздании у эзотерики часто появляется амбивалентная моральная установка. Добро и Зло представляются двумя сторонами одного и того же явления взаимодополняющими друг друга, двумя путями исходящими из одного источника. Эта мысль наиболее ярко выражена Э. Леви: ««Мрак – контраст света, и возможность ошибки необходима для временного  проявления истины. Если бы щит Сатаны не останавливал копья Михаила, – сила ангела потерялась в пустоте или должна бы была проявить себя бесконечным разрушением, направленным сверху вниз. И если бы нога Михаила не препятствовала восхождению Сатаны, – он сверг бы с престола Бога или, скорее, сам потерялся в неизмеримых глубинах высоты. Следовательно, Сатана нужен Михаилу, как пьедестал для статуи, и Михаил нужен Сатане, как тормоз для локомотива. [Леви 2004, 48 – 49].
Безличная сила (Мана, Астральный свет, Эфир, Азот) как правило, не наделяется моральными характеристиками. Белая магия отличается от черной только лишь своими целями, в то время как механизмы и силы, используемые магом могут быть одинаковыми. В  ритуале черной магии, для того чтобы избежать возврата порчи на самого колдуна, в случае неудачи операции, он может включить в магическую цепь еще один субъект (вещь или человека), который и примет этот возвратный удар вместо колдуна [Г.О.М. 2003, 140], то есть такое возвратное действие не является моральным наказанием, а действием некой безличной силы (закона), которую можно обмануть. Точно такие же представления мы находим в египетской «Книге Мертвых», где умерший называет себя Осирисом (или писцом Ани) [Древнеегипетская книга мертвых 2005, 82 – 83] и проходит многие испытания с помощью заклинаний (фактически обмана судей).
Очень часто моральные принципы являются относительными, действительными, как и ряд других знаний, до определенного уровня посвящения. Таким образом, моральные принципы также низводятся до уровня законов причины и следствия, и чем дальше эзотерическая доктрина стоит от религии, тем ярче проявляется эта амбивалентность, поскольку сама эзотерика, как правило, не несет в себе моральных принципов. Применительно к магии, наиболее ясно эту мысль выразил И. Регардье, говоря что: «Какую бы добродетель ни содержала в себе нравственность, а для некоторых она содержит божественные возможности, она обязана оставаться вне сферы мага. Иначе говоря, мораль не имеет к магии никакого отношения» [Регардье 2003, 287 – 288].
Рассмотренные особенности эзотерической реальности определяют специфику видения мира и образа действия адепта, который начинает поступать в соответствии с интернализованными принципами. Поэтому в заключение данной работы мы рассмотрим структуру ориентации действия актора принадлежащего эзотерической реальности.
Главным отличием ориентации действия актора принадлежащего к эзотерической группе от других акторов будет то, что в его системе действия будут присутствовать объекты ориентации не релевантные другим акторам. Речь здесь идет о тех «существах», с которыми сталкивается оккультист, к ним можно отнести «Тайных Учителей», ангелов, демонов и прочих духов, с которыми он сталкивается. Существование их для адепта является неоспоримым, в то время как для других людей они не существуют (в соответствии с теорией Парсонса, мы говорим об их существовании с позиции субъекта, в его восприятии). Оккультист может выстраивать свои действия относительно этих объектов, что с позиции стороннего наблюдателя будет выглядеть странно. Кроме того, для него существуют «космические законы», представление о которых содержится в эзотерическом учении, с которыми он также согласует свои действия. Также можно сказать, что оккультистам свойственно наделять некоторые предметы особым статусом (амулеты, магические принадлежности и т.п.), который также будет не важен для других акторов. Данное отличие обусловлено тем, что акторы пользуются иной культурной системой ценностей, принадлежат эзотерической реальности.
Такое несоответствие со структурой ориентации действия других акторов может привести к фрустрации и конфликтам. Это может выразиться как в простом недоверии и страхе, так и в гонениях и игнорировании со стороны общества, что обуславливается недоверием ко всему неизвестному, оно расценивается как угрожающее установленному порядку. Так одному из основателей «Золотого Рассвета» У. Уэсткотту, который работал коронером, пришлось оставить орден, чтобы не потерять работу, так как его оккультной деятельностью заинтересовался министр внутренних дел [Кинг 1999, 69].
Из вышеизложенного мы можем сделать вывод, что эзотерическая реальность строится как отдельная синкретичная культурная реальность, с амбивалентной моральной установкой, и функционирует по особым механистическим законам, где человек (особенно человеческая воля) обладает особым статусом и наделяется расширенными полномочиями. Первоначальное образование этой реальности очень напоминает процесс игры, она отделяется от повседневной реальности пространственно-временными границами и правилами релевантными исключительно для ее членов, а в системе действия акторов, входящих в состав эзотерической группы присутствуют объекты ориентации не релевантные другим акторам.

ЛИТЕРАТУРА:
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности. Трактат по социологии знания. М.: Медиум, 1995.
Г.О.М. Курс энциклопедии оккультизма. М.: Энигма, 2003.
Древнеегипетская книга мертвых. Слово устремленного к Свету. М.: Эксмо, 2005.
Йейтс Ф. Джордано Бруно и герметическая традиция. М.: Новое литературное обозрение, 2000.
Кавендиш Р. Магия Запада. М.: АСТ; СПб.: Ост, 2006.
Кинг Ф. Современная ритуальная магия. М.: Локид, Миф, 1999.
Книга Закона (Кроули А.) // Алистер Кроули. Святые Книги Телемы. Тверь, 2006. С. 79 – 98.
Копылов Г.Г. Эзотерика, наука, экстрасенсорика: как не быть «лженаукой» // Дискурсы эзотерики (философский анализ): сб. ст. – М., 2001. С. 54 – 78.
Кроули А. Liber OZ // Алистер Кроули. Святые Книги Телемы. Тверь, 2006. С. 244 – 245.
Кроули А. Восемь лекций по йоге. М.: Janus Books, 2000.
Кроули А. Магия в теории и на практике. М.: Ганга, 2009.
Леви Э. Учение и Ритуал. М.: Эксмо, 2004.
Мастер Терион (А. Кроули). Книга Тота: Краткое эссе о Таро египтян. М.: София, 2006.
Парсонс Т. О структуре социального действия. М.: Академический проект, 2000.
Пахомов С.В. К вопросу о демаркации понятия «эзотеризм» // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. СПб., 2008. С. 7 – 14.
Регардье И. Древо Жизни: иллюстрированная книга магии. М.: ФАИР – ПРЕСС, 2003.
Федоров П.П. Архаическое мышление: вчера, сегодня, завтра. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2009.
Харитонович Д. Химическая свадьба Христиана Розенкрейца, братство Розового Креста и сам Христиан Розенкрейц // Иоганн Валентин Андреэ.  Химическая Свадьба Христиана Розенкрейца в году 1459. М., 2003. С. 236 – 273.
Хёйзинга Й. Homo ludiens. В тени завтрашнего дня. М.: Прогресс, 1992.
Хёйзинга Й. Осень средневековья. Исследование форм жизненного уклада и форм мышления в XIV и XV веках во Франции и Нидерландах. М.: Айрис-Пресс, 2002.
Хоув Э. Маги Золотой Зари. М.: Энигма, 2008.
Цицеро С.Т., Цицеро Ч. Магическое Таро «Золотого Рассвета». М.: ФАИР – ПРЕСС, 2004.
Элиаде М. История веры и религиозных идей: в 3 т. Т. 3: От Магомета до Реформации. М.: Критерион, 2002.
Элиаде М. Миф о вечном возвращении. СПб.: Алетейя, 1998.
Юнг К.Г. Парацельс // Парацельс. О нимфах, сильфах, пигмеях, саламандрах и о прочих духах. М., 2005. С342 – 361.

Статья опубликована в сборнике: Мистико-эзотерические движения в теории и практике. История. Психология. Философия: Сб. материалов Третьей международной научной конференции – СПб.: РХГА, 2010. – С. 23–32.

Категория: Научные публикации автора | Добавил: Dancing-Star (08.07.2012)
Просмотров: 388 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск Ozon
ИСКАТЬ НА OZON.RU

Рекомендуем книги


Copyright MyCorp © 2017 Используются технологии uCoz